Мейнхард фон Геркан родился 3 января 1935 года в Риге, в Латвии,  которая в то время являлась независимым государством, где проживали люди различной национальности: латыши, русские, немцы и др. Семья принадлежала к высшим слоям балтийских немцев, которые после подписания договора о ненападении между СССР и Германией в большинстве своем переселились в Польшу на территории, оккупированные уже с самого начала войны. Родители Мейнхарда фон Геркана переехали в Позень (ныне Познань), где в 1941 году в возрасте 6 лет мальчик начал учиться в основной школе.

В течение последующих четырнадцати лет он учился в двенадцати различных школах, жил в разных семьях и в разных городах, переезжал с места на место и стал беженцем в результате череды тех трагических событий, которые произошли вслед за разгромом национал-социалистического режима в Германии: его отец в 1942 году погиб на восточном фронте, в конце войны сын с матерью бежали в Нижнюю Саксонию, где мать вскоре умерла. С 1949 года юноша жил в нескольких приемных семьях в Гамбурге, где сначала он посещал среднюю школу и затем школу Рудольфа Штейнера, и, наконец, в 1955 году в вечерней школе сдал экзамен Abitur (наподобие выпускных экзаменов в средней школе).

Как такое детство и юношеские годы повлияли на личность этого человека?

Он продолжил свое образование и в течение двух семестров изучал физику, в течение одного семестра – право, но в 1957 году он поступил в Берлинский Технический университет. Здесь он познакомился с Фольквином Маргом, который бежал в Западный Берлин из ГДР. Так произошла встреча двух очень одаренных студентов – будущих архитекторов с похожими судьбами и стремлением упорядочить свою жизнь. В 1961 году они оба перевелись в Технический университет Брауншвейг, факультет архитектуры которого в то время, несомненно, являлся самым сильным в Германии и где преподавали такие выдающиеся личности как Фридрих Вильгельм Кремер, Дитер Остерлен и Вальтер Ген.

В 1964 году и Геркан, и Марг сдают дипломные экзамены. К тому времени они уже начали работать вдвоем – разрабатывали проекты для участия в различных конкурсах, а в нескольких из них даже стали победителями. Уже в ранний период их архитектурные работы отличались безупречностью качества. Однако ни один из их проектов все еще не был построен. После окончания учебы Геркан и Марг учредили совместную архитектурную практику в Гамбурге, назвав свое предприятие «Фон Геркан, Марг и Партнеры» (GMP), которое работает и по сей день. Это было достаточно необычным делом, поскольку архитекторы, как правило, сначала заканчивают нечто вроде «учебного курса ремеслу» в одном из архитектурных бюро, знакомясь с практической стороной строительного процесса, поскольку в те годы в учебной программе университета этому уделялось мало времени. Поэтому, когда они не только победили в конкурсе на лучший проект аэропорта Берлин-Тегель, но и  получили контракт на строительство этого аэропорта, двум молодым архитекторам пришлось импровизировать – сказкой о том, что их предприятие было представлено клиенту в качестве солидного архитектурного бюро, до сих пор развлекают народ.

Это было отличным началом: в первый же год команда победила в семи конкурсах, по итогам которых заключались подрядные договоры. То, как они в то время работали и каких успехов добивались, сегодня трудно оценить по достоинству. Ведь являться хорошим проектировщиком совершенно недостаточно: архитектор должен быть и бизнесменом, и прорабом, и чертежником, и организатором – владеть такими профессиями, которым в университете не обучали. В качестве примера можно назвать аэропорт Берлин-Тегель: данный проект отличается не только инновационной концепцией, которая в наше время – в эпоху автомобилей – предоставила возможность пассажирам подъезжать практически к месту регистрации билетов. При этом строительство было завершено в течение запланированных пяти лет, а затраты на строительство составили сумму, на пять процентов меньше изначально указанной в смете затрат. И, кажется, даже система пожаробезопасности тех времен работает до сих пор …

История успеха архитектурного бюро Геркана общеизвестна: более 325 главных призов в различных конкурсах, более 370 построенных зданий – это рекорд, который не смогло побить ни одно другое немецкое предприятие, и до сих пор приблизительно таких результатов достигло очень небольшое количество крупных международных предприятий. Сегодня GMP является одним из ведущих архитектурных бюро в мире, о чем свидетельствует международное признание: Мейнхард фон Геркан является почетным членом Американского Архитектурного института и ему присвоено несколько степеней почетного доктора, лауреатом Румынской государственной премии, Почетным профессором Китайского университета и профессором-консультантом других университетов;  читает лекции и преподает во многих университетах во всех уголках мира. В самой Германии Мейнхард фон Геркан также награжден многими наградами, в том числе Крестом ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия».

Однако, какова слава пророка в своем отечестве? Успех не всегда признается коллегами и архитектурными критиками, полагающими, что работы GMP «потакают» вкусам членов жюри. В этом есть доля истины, но предположение относительно того, что это нехорошо и неправильно, следует опровергнуть. Ведь кто-то другой, совершенно наоборот, может спросить: какой смысл всегда и всюду предлагать яркие проекты? В современной архитектуре нет недостатка в сенсационных проектах, зато недостаточно «нормальных» зданий хорошего качества. Архитекторы хотят слышать не это – они достаточно самоуверенны, чтобы полагаться на свои способности, и это правильно. Однако не каждый офисный комплекс, не каждый торговый центр, и не каждый жилой комплекс должен быть уникальным. Важнее, чтобы такие проекты являлись бы частью застраиваемой среды, а значит, частью тех зданий, которые отражают общество – то есть тем, чего обычно удается достичь GMP. Такое отображение невозможно достичь, объединив в одно целое здания, каждое из которых является выдающимся и уникальным.

Мейнхард фон Геркан осознал это еще в начале своей карьеры. В 1974 году, будучи назначен на должность профессора Университета Брауншвейг, в своей первой лекции, которая, несомненно, была несколько полемической, он сказал: «Решение не может быть найдено без критической оценки технологии, но оно может быть найдено, подчинив технические возможности социальным целям», при этом он определил, что целью работы архитекторов является: «обособить архитектуру от сферы мыслей и действий, связанных с потребительскими товарами, и поднять ее до статуса культурной ценности». По существу это означает, что архитектура не должна поддерживать «парадигму Aldi мышления», согласно которой – что дешевле, то и лучше. Это общество, которое строит город и его общественные места само для себя, это общество, которое борется с архитекторами, учреждениями, контролирующими сферу строительства, и со строительными предприятиями, выдвигает свои требования и запросы – этим обществом являемся мы сами, не так ли? Если мы ведем речь об общественных местах, если мы ведем речь о государстве – значит, мы говорим сами о себе!  Почему мы должны мириться с плохим качеством, с тем, что не настолько хорошо, как хотелось бы, или с тем, что дешевле?

Глубокая убежденность в том, что художественное проектирование застраиваемой среды является способом повышения благосостояния общества – вот, что мотивирует Геркана. Проектирование и реализация проектов не является только и единственно самоцелью этой задачи, поскольку создает дополнительные преимущества каждому жителю. Геркан сердится, когда этого не признают другие – с ним не всегда легко общаться. Из-за препятствий, которые иногда очень активно ставятся на пути реализации его проектов, Геркан порой теряет самообладание – тяжба в суде по поводу качества центрального вокзала в Берлине стала легендой. Это нечто такое, на что в Германии способны только несколько архитекторов. Если один партнер исчезает из сферы, которую он именует «диалог в дизайне», ничего хорошего за этим не последует: общество, кинувшее ему вызов, должно предоставить архитектору соответствующие средства. И об этом необходимо говорить, и свою досаду выражать публично – что Геркан и сделал в своей книге о катастрофе с берлинским аэропортом. И кто-то должен что-либо предпринять в данном деле, если выявлен серьезный дефект. Академия архитектурной культуры, учрежденная GMP и президентом которой является Геркан, вложивший собственные средства, – является шагом на пути к лучшему образованию архитекторов.

После бурного и успешного начала деятельности Геркан на протяжении долгих лет добивался больших достижений, основное внимание уделялось Германии, хотя его архитектурное бюро всегда стремилось приобрести опыт работы и за ее пределами.  Свидетельством тому служит завоеванное 1-е место в конкурсах на проектирование Национальной библиотеки в Тегеране и аэропорта в Алжире. Однако реальная возможность проявить себя в работе за рубежом появилась только вслед за успехом в конкурсе на строительство Немецкой школы в Пекине в 2000 году.

Стремление строить в таких странах как Китай с его динамичным развитием, а затем и в других странах Азии, а теперь и по всему миру, где реализации проектов не мешают бюрократические препоны, с которыми можно столкнуться в Германии и которые Геркан расценивает в качестве ограниченного ума (хотя иногда приходится сталкиваться и с другими трудностями), послужило новым импульсом не только для архитектурного бюро GMP, но и для двух его лидеров. Возможность проектировать полностью весь новый город с населением в 1,3 миллиона человек (город Линганг вблизи Шанхая) – это вызов для любого архитектора, вызов, который Геркан с радостью принял. Он буквально расцветает, столкнувшись с вызовом, и любит признание общества, которое его воодушевляет. По существу архитектурный вопрос очень прост: Геркан всюду видит «Umweltmisslichkeit» (измышленный им самим термин, который означает приблизительно следующее: неправильные формы в застроенной среде) и он желает от этого избавиться. Он хочет упорядочить окружающий мир, упорядочить абсолютно все – от мелкого предмета мебели до целого города (и разработанные им дизайны мебели являются квинтэссенцией его основного принципа: «наипростейшее, стремление достичь идеала»).

«Упорядочение мира» - несомненно, с точки зрения рационализма это нечто такое, чего в архитектуре достичь в действительности невозможно. Однако почему бы не попытаться достичь?

Профессор, д-р Герт Келер (Gert Kähler), Гамбург, журналист и публицист в области архитектуры